Новости Украины
Календарь
«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Горячие новости стран

Интеллектуальная рассылка
SmartResponder.ru
Будущее человечества
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *


 Дайджест новостей



Политическая жизнь в Интернете

Рассылка 'Политическая жизнь в Интернете'
Подписаться письмом




Статистика сайта



Rambler's Top100


Горячие новости Украины

Демобилизованная конверсия» Украина
 

65 лет прошло со  дня освобождения  Киева, а до  сих пор леденеет  кровь от воспоминаний  ветеранов Великой  Отечественной войны,  повествующих о  том, как из-за  нехватки средств  переправы солдат  бросали на форсирование  Днепра на импровизированных «плотах» в виде плащ-палаток набитых сеном. Тысячи неумеющих плавать красноармейцев, так и не вступив в бой, шли на дно, не добравшись и до середины Славутича.

Но  и в мирное время  отношение к военным, как к «пушечному мясу» ненамного  изменилось. Испытание, выпавшее на долю многих уволенных в запас или отправленных в отставку офицеров из-за сокращения украинской армии в чем-то сродни с тем  жестоким временем. Оставшись без погон и военной профессии, они вынуждены были беспорядочно отступать, бросать свои жилища в военных городках и поодиночке выплывать в мутных водах рыночных реформ, искать новое пристанище для своей семьи и новую работу. Из примерно 780 тысяч военнослужащих, которых насчитывали Вооруженные Силы нашего государства в начале независимости, к 2002 году уволили 426 тысяч. Остановились только в прошлом году, когда в поредевших рядах осталось меньше 200 тысяч. 

 

Кто будет перековывать мечи на орала, если не бывшие военные? 


 

Мог ли полковник Николай Сиринек  предполагать, что и его ждет такая участь? В Советской армии он был авторитетным офицером, командиром одного из лучших полков ПВО, его любили солдаты, их родители, которым он в письмах докладывал об успехах их сыновей. Когда пришло время выбирать, где служить, оставил благополучную карьеру в России, вернулся на родину, принял присягу на верность Украине. В отличие от многих, нуждавшихся в психологической реабилитации, увольнение из рядов украинской армии в конце 90-х годов не застало его врасплох, он не затаил обиду на державу, а с ходу принялся за переустройство своей жизни на гражданский лад.

В те времена  вновь вошло в моду знакомое с  перестройки слово конверсия. Раньше тысячи военных предприятий, вынуждены  были в связи с разоружением переходить на производство пылесосов, магнитофонов, троллейбусов и утюгов, а теперь пришла пора решать, куда девать военную технику, которая лет тридцать ждала в боксах участия в боевых действиях, да так и не дождавшись, устарела.

 В  отличие от тех военных,  которые  очень смутно представляли как  можно боевую технику приспособить к мирным нуждам, Николай Сиринек, быстро сориентировался в обстановке и, как говорится, поймал за хвост жар-птицу. У него возникла идея использовать ее  в сельскохозяйственных работах, и она была успешно реализована. Сиринек и его единомышленники доказали, что военные, пусть и бывшие, способны не только выполнять приказы, в них не потухла искра интеллектуального вдохновения и если ее раздуть форс-мажорными обстоятельствами, то она способна на многое, например артиллерийский тягач превратить … в трактор «Кировец».

Копировать  российского монстра они, конечно, не собирались, просто за свои личные сбережения переделали артиллерийский тягач под  трактор тяжелого типа. Военные специалисты  работали с умом, трактору-тягачу оставили большую мощность, но потребление солярки снизили до 7 литров на гектар, как у среднего трактора Т-150.  «Кировец» за 10 часов мог обработать 40 гектаров, а их детище имело производительность в 2 раза больше, да и управлять им, как говорили водители-трактористы, оказалось легче. Конверсия одного тягача в могучий трактор на гусеничном ходу обошлась конструкторам всего лишь в 13 тысяч, а по тем временам, чтобы купить «Кировец» надо было выложить аж 400 тысяч гривень.

Обрадованные  первыми успехами, военные дембиля  не остановились на достигнутом, и  переделали двигатель на экологически чистое топливо – газ метан. Передвижные газовозы (тоже их конверсионное детище) заправляли тракторы-тягачи прямо на поле и на одной заправке они могли работать по двое-трое суток, экономя хозяйствам, при обработке одного гектара до 40-50 гривень.

 Внушительные  цифры взяты не с потолка,  они проверены на деле. Николай  Сиринек организовал предприятие  - офицерскую машинно-тракторную  станцию под названием «ОфМТС- Агроконверс». Взятые в аренду 10 единиц военной техники вдоволь поработали на полях страны, переезжая с одного хозяйства в другое, их услуги в обработке земли и уборке урожая везде имели спрос. Бывшие офицеры, впервые за много лет, начали получать заработанные деньги, почувствовали себя не изгоями, а полезными обществу людьми. Свои  удивительные машины они демонстрировали на Сорочинской ярмарке, о них с восторгом писали газеты и даже снимали телефильмы.

Сельскому хозяйству техники как не хватало, так не хватает и по сей день, поэтому почином офицерского МТС заинтересовалось Министерство аграрной политики. В ответ на такое внимание бывшие военнослужащие не подкачали, представили вполне реальные планы переделки на гражданский лад всех видов военной техники противовоздушных войск, которую они знали назубок.

Однако  не всех такая конверсия, по-видимому, устраивала. Военное начальство с  большим удовольствием давало команды  резать на металлолом, застоявшихся в  парках железных «коней», чем давать им новую жизнь. Так поступили  в частности с 200 тягачами, которых офицерское МТС просило отдать им, конечно не бесплатно. Разработки  бывших военнослужащих были защищены патентами, на все виды работ у них имелись разрешения и лицензии, но такие аргументы для Минобороны не имеют силу. Какое дело ему до того, что ржавеющая военная техника может принести реальную пользу сельскому хозяйству в повышении урожайности, снижении затрат на топливо, улучшении экологической обстановки на полях нашей страны?

Закралось первое сомнение в искреннем желании  чиновников Министерства обороны способствовать процессу «перековки мечей на орала», налаживания жизни своего бывшего кадрового состава.

Видать  не за то они деньги получают. Но если не хотят, то почему не  дают это делать другим?- вопрос, на который хотелось услышать ответ бывшим военнослужащим. Увы, не от кого его получить до сих пор.  


Разоренные  военные гнезда –  мертвые зоны Украины 


Тот, кто  служил в армии, никогда не забудет  свой военный городок: казарму, плац, ухоженные клумбы и газоны, аккуратно  подстриженный кустарник. Вот где была чистота и порядок, пусть даже немного показушные, ведь, несмотря на внешний лоск, их состояние нельзя было назвать благополучным. По различным данным в Украине насчитывалось 2 - 2 с половиной  тысяч военных городков. На площади свыше полумиллиона гектаров располагалось 40-50 тысяч зданий и сооружений.  О многом недоговаривала статистика 2007 года. Тем более она не могла сообщить, сколько военных городков сможет выжить и сколько перестанет существовать. Не трудно было догадаться, что сохранятся лишь те, что находятся в городах и пригородах, а находящихся вдали от цивилизации – в селах, поселках и лесах постигнет печальная участь разорения не от татаро-монгольского или какого-то иного ига, а вследствие украинской бесхозяйственности и воровства.

Нельзя  сказать, что государство осталось совершенно равнодушным к судьбам  бывших военнослужащих. С 1996 года развернул  деятельность Национальный координационный  комитет (НКЦ) по социальной адаптации  бывших военнослужащих, который с  гордостью называли министерством конверсии. Это выглядело логичным, если, например, продажей отечественного оружия за рубеж занимается Укрспецэкспорт, то почему бы не иметь отдельную организацию, которая занималась бы решением не менее важной проблемой армии – социальной.

На международных конференциях в Крыму 2001 и 2002 годах зарубежные эксперты хвалили Украину за государственный подход к этой непростой проблеме. На бумаге он действительно впечатлял. В начале двухтысячных одна за другой принимались государственные программы по конверсии, которые намечали обустройство на месте бывших военных городков производственных, в том числе частных, малых предприятий, за счет доходов которых будут решаться социально-экономические проблемы уволенных. Верилось, что при таком подходе они не превратятся в безработных и бомжей.

Однако  программы легче написать, чем  реализовать. Попытки Минобороны передать военные городки в коммунальную собственность и тем самым  избавиться от них, как от высасывающего  деньги из военного бюджета пылесоса  на коммунальные услуги и налоги, не достигли желаемого результата. Одни представители местных властей  вежливо отказывались от дополнительной ноши, едва справляясь, с заботами по содержанию собственных населенных пунктов, другие приняли военные городки под свое крыло, но не знали, что с ними делать, как выполнять предначертания правительства.

 Тогда  министр обороны обратился   в НКЦ с просьбой взять под  свое крыло 100 бывших военных  городков и представить  предложения  по их конверсии. Уже тогда  не было секретом, что они варварски уничтожались как целостные имущественные комплексы и, по мнению многих, военное министерство, таким образом, пыталось избавиться от  ответственности за их сохранность. Несмотря на это, НКЦ дало согласие на проведение конверсии трех десятков военных городков, и с этой целью организовало 22 государственных предприятий.

Среди них было и государственное предприятие  «Пивдень-Ольвия», во главе с Николаем Сиринком. Оно  приняло в свое управление и полное хозяйственное  ведение военные городки №106 и 107, расположенные в селе Калиновка и Луч Николаевской области, где до 2001 года располагалась загоризонтная радиолокационная станция, а затем воинская часть была расформирована. Был разработан проект, по которому на этом месте предполагалось создание комплексного сельскохозяйственного предприятия и центра конверсии военной техники для работы в аграрном секторе.

Прибыв  на новое место работы, Николай  Сиринек увидел ужасную картину  опустошения. От антенн -  величественных сооружений, состоящих из 134 мачт, высотой в 140 метров каждая, остались лишь обрубки. Антенна в Луче исчезла не только с местности, но и из документации, как-будто ее никогда и не было. Злоумышленники вывели из строя системы водоснабжения и центрального отопления, электроснабжения и канализации. Со всех окон и дверей зданий были сорваны рамы окон и дверей, вырезаны чугунные батареи, металлические перила на лестницах и даже кафельная плитка. Мародеры хорошо нажились на грабеже, и не сложно было догадаться, кто выступал в этой роли, ведь имущество «охранялось» воинской частью. Достаточно прикинуть стоимость 31 тысячи тонн черного лома, на который пошли антенны и не сложные подсчеты по тогдашним ценам выводят на кругленькую сумму в 3 миллиона долларов, а ведь там еще были цветные металлы, например большой алюминиевый ангар.

Попытки найти концы, выяснить, кто давал  разрешение на вывоз, доискаться правды в органах Министерства обороны, военной прокуратуры, контрольно-ревизионного управления и военной контрразведки  СБУ, которые как зеницу ока должны были беречь имущество воинской части, не увенчались успехом. Так, до сих пор неизвестно, кто посреди бела дня разрезал на части и вывозил оборудование внушительных размеров и веса, тем более, неизвестен круг лиц заинтересованных в этом. А может, известен, но никто не хочет обнародовать, чтобы самому не попасть впросак, то есть, сесть на скамью подсудимых? Во всяком случае, после такой «образцовой» охраны военного имущества командир воинской части пошел на повышение, а Николаю Сиринку  пришлось думать, что делать с переданным ему хозяйством, восстанавливать здания, от которых остались одни стены или разрушить их, чтобы начать все сначала.

 Результаты  технической экспертизы  показали, что 54 из 70 зданий и сооружений  военных городков непригодны  к эксплуатации, их реконструкция была экономически нецелесообразна. Вывод напрашивался сам собой, но ГП «Пивдень-Ольвия» не стал разрушать  физически изношенные строения, это было бы не по-хозяйски. Стены разбирались по кирпичику, а металлические и железобетонные конструкции по элементам. Такой бережливый подход позволил сберечь до 60% строительных материалов и металлоконструкций, продать их жителям и предприятиям Николаевщины и получить так необходимые для дальнейшей работы по конверсии полтора миллиона гривень.

Николай Сиринек вместе  со своими товарищами по «Пивдень-Ольвии» понимали, что в их деятельности рассчитывать придется лишь на свои силы. На обещанное программой конверсии финансирование из государственного и местного бюджетов рассчитывать не приходилось. На первых порах, при создании материально-технической базы будущего комплексного сельскохозяйственного предприятия пригодились деньги, заработанные на сельскохозяйственных работах офицерским МТС, затем в ход пошли банковские кредиты, а в качестве залога фигурировали все те же строительные материалы. Иного пути, кроме как изыскание, так называемых, внебюджетных средств дело сдвинуть с места конечно бы не удалось. Кредиты погашались из пенсий и сбережений все тех же бывших военнослужащих.

За два  года, с 2005 по 2007 год было сделано немало. На арендованных землях, прилегающих к военным городкам, там, где росли одни сорняки, стали выращиваться овощи, и Николай Сиринек с гордостью мог доложить, что содержание нитратов в них ниже европейских норм. Такой результат был достигнут, благодаря сотрудничеству с учеными Национальной Академии наук по применению отечественных органических удобрений. Бывшие военные доказали делом, что и в засушливом южном регионе даже снижая затраты воды на полив можно получать высокие урожаи. Чудо-удобрений явно не хватало, и строились планы строительства завода по их производству в Калиновке.

Подкупало стремление бывших офицеров обустраивать сельскохозяйственное производство не на дедовских, а на современных технологиях. Уж если строить теплицы, так не обычные, а гелиотеплицы по 800 квадратных метров каждая. Они не нуждаются в отоплении, овощи получаются такие же, как на открытом грунте, и одна из теплиц весной должна была дать первый урожай.

В трех строениях, каждом на площади свыше 600 квадратных метров намеревались  построить озонаторные овощехранилища. Для создания озонаторных установок хотели использовать детали военной техники, которая подлежит утилизации. В Калиновке, да и по всей Николаевщине плохо с водой. Поэтому особое внимание было уделено восстановлению и очищению 3-х артезианских источников. При установке очистного оборудования ожидалось, что вода станет пригодной для питья, соответствовать существующим стандартам.

Ну и  конечно, ГП «Пивдень-Ольвия» не только помогло стройматериалами другим, но и само открыло проект обеспечения жильем уволенных военнослужащих, строительства жилых домов на территории бывших военных городков №106 и 107, что являлось для предприятия приоритетной задачей. Сам Сиринек имеет опыт возведения жилья для военных хозяйственным способом, и был полон уверенности, что ему удастся построить жилье намного дешевле коммерческого.

Благодаря удачному расположению военных городков,- до Николаева всего 10 километров и  рядом пролегает автотрасса,- оказалось  не таким уж сложным повысить их инвестиционную привлекательность. ООО «Укрстройгермес» планировал строительство асфальтового мини-завода, ООО «Агрорынок Беарс Николаев» на незастроенных землях хотел разместить региональный аграрный рынок. На территории в 15 гектаров, столичные инвесторы собирались расположить логистический центр, огромную перевалочную базу, где будет таможня, банки, оптовые базы. Нашлись желающие развивать животноводство, мечтали об Учебном центре предпринимательства, Центре нетрадиционной медицины. И потекли бы тогда сотни тысяч долларов в Жовтневый район Николаевской области, пусть даже его администрация не приложила никаких усилий, чтобы внести конверсию в планы развития своего района.

Одной из важнейших задач конверсии  являлось трудоустройство бывших военнослужащих, но за годы, прошедшие после ликвидации РЛС военные городки опустели. Пришлось привлекать на работу жителей окружающих сел, чему они были только рады. На 1 этапе конверсии на предприятии «Пивдень-Ольвия» было создано 155 рабочих мест, которым за 2 года выплачено 400 тысяч гривен зарплаты. Не забыли и об улучшении бытовых условий. В селе Луч, где годами не работало центральное отопление, в квартирах установили отопление автономное. Те, кто раньше не мог себе позволить провести газ сделали это. Появилась возможность взять кредит для оплаты учебы детей или приобретения бытовой техники.

Как говорится, свято место пусто не бывает. Прослышав  о славных делах Николая  Сиринка, к нему стали приезжать из других регионов полные сил и желания  трудиться и учиться ведению бизнеса бывшие офицеры – отставники и запасники. С их непосредственным участием в Калиновке было зарегистрировано 5 предприятий, которые рассчитывали поучаствовать в организации производства в других бывших военных городках.

Упорство  и настойчивость  Николая Сиринка и его товарищей, едва ли не единственных в стране, кто всерьез и надолго взялся за поднятие заброшенной военной целины, обещали принести весомые результаты. Военные городки на Николаевщине могли бы стать учебно-консультативным центром, и Министерство обороны могло бы рапортовать о своих достижениях в конверсии бывших военных объектов. Однако видимо ушла в прошлое традиция гордиться достигнутыми социальными и экономическим результатами, тем более что за них не выписывают личные «бонусы». Беда в том, что и в обществе назвавшем себя демократическим на удивление живуч инстинкт ставить палки в колеса тем, кто трудится, не щадя живота своего.

Ни  одно благое дело не остается безнаказанным

По большому счету конверсия стала  пряником, который показали потерявшим военную профессию и крышу над головой, поманили им и… начали свертывать. Уже в 2005 году ликвидировали НКЦ, а вместо него учредили департамент социальной адаптации бывших военнослужащих  при Минобороны. Простая с виду операция, как удаление лишнего органа, аппендикса, привела к пагубным последствиям. Вместо людей, для которых обустройство уволенных военнослужащих в гражданской жизни стала важнейшим личным делом, пришли бюрократы, для которых госпредприятия, имеющие государственный заказ по реанимации военных городков, стали инородными телами в системе министерства.  Все усилия департамента сосредоточились на посредничестве в организации курсов переобучения бывших военнослужащих, которые финансировали международные фонды. Спустя 3 месяца бывших лейтенантов и капитанов под торжественные речи выпускали со свидетельствами об окончании курсов делопроизводителей и социальных работников, и мало кого волновало, что не о такой карьере мечтали кадровые офицеры, а о роли командиров, если не воинских подразделений и частей, то бизнесовых структур.

В «Пивдень-Ольвии»  создавался инкубатор военных бизнесменов, которые готовили далеко идущие бизнес-планы  конверсии 31 военного городка и на словах деятельность предприятия поощряли, но подспудно строили планы как от него избавиться. Светлые умы Минобороны не открыли ничего нового в чиновничьей тактике, они решили, не поднимая шум, потихоньку спустить все на тормозах.

В сентябре 2007 года по приказу министра обороны  Анатолия Гриценко проводится реорганизация  предприятия, вследствие которой «Пивдень-Ольвия»  становилась придатком другого ГП - «Укрконверсбуд», тоже принадлежащего военному ведомству. «Пивдень-Ольвия» переходила под начало предприятия, не имеющего никакого отношения к сельскому хозяйству, и находилось в столице, в сотнях километров от Николаевской области. Члены трудового коллектива без труда распознали в лишении своего предприятия хозяйственной самостоятельности намерение ликвидировать его. Они сделали запрос в Минобороны, почему это произошло без изучения состояния дел на местах и без их согласия. Через год приходит письмо, в котором заместитель директора департамента А.Шемшура сообщал о том, что Министерство обороны пришло к выводу о нецелесообразности дальнейшего проведения конверсии в связи с необходимостью вложения в нее значительных бюджетных средств. Легко понять возмущение работников предприятия, которое за все время существования не получило ни копейки бюджетных средств, и тем не менее смогло создать 155 рабочих мест и заработать полтора миллиона гривень!

Николай Сиринек взывает в своем письме к новому министру обороны Юрию Еханурову, бьет тревогу, что гибнет едва ли не единственное конверсионное предприятие, приносящее реальную пользу, но так  и не получает ответа. Начальник  Государственного департамента социальной и профессиональной адаптации уволенных военнослужащих и конверсии военных объектов Игорь Холоша налагает резолюцию: «Министра обороны информировать нецелесообразно».

На этом можно было бы поставить точку  и пожурить военное ведомство за то, что оно не справилось с выполнением Государственной программы конверсии, не забыв упомянуть и о смягчающих его вину обстоятельства, а именно – о  дефиците финансовых ресурсов. Однако такой вывод погрешил бы против истины, ведь по-настоящему оно и не собиралось ею заниматься.

Как отмечали  в Фонде социальной помощи военнослужащим,  в министерстве обороны под конверсией стали понимать не что иное, как  продажу военных  городков и ничего больше. Бывших военнослужащих кинули, а ведь они могли стать инвесторами конверсии, вложить заработанные деньги, в приобретение если не всего военного городка, то в отдельные здания и сооружения.

Пожалуй, известен лишь один пример успешного  инвестирования, когда на месте бывшей ракетной базы в Житомирской области, в поселке Новые Белокоровичи, в 2004 году заработал лакокрасочный завод «Олимпик Фарба». (Кстати в нем работало 50 постоянных и 20 временных рабочих, то есть меньше, чем трудоустроило ГП «Пивдень-Ольвия»). Но это случилось, благодаря инвестициям иностранных физических лиц, которых прельстили существовавшие на то время льготы. Отечественному инвестору не то, что льгот, ему не дали спокойно работать, поднять в полный рост комплексное сельхозпредприятие о чем красноречиво свидетельствует горький опыт Николая Сиринка и его товарищей.

Чья же это собственность  – военная или  гражданская?

 

«Ладно, пусть будет так,- подумал Николай  Сиринек,- лишь бы продолжалось задуманное дело, не свертывались уже начатые  конверсионные программы». Он надеялся, что «Укрконверсбуд», как преемник прав и обязанностей «Пивдень-Ольвии», будет выполнять договоры, заключенные с другими предприятиями и общественными организациями, которые вложили в него деньги, а значит, конверсионные планы будут выполняться. Однако шли месяцы, деятельность предприятия оказалась парализованной, работники начали увольняться, а в Киеве не спешили принимать бразды правления предприятием. Еще бы, тогда пришлось бы разворачивать работу Ликвидационной комиссии, погашать задолженность по заработной плате, рассчитываться с кредиторами, которые вложили в «Пивдень-Ольвию» немалые средства. 250 тысяч гривень долга образовавшегося после реорганизации еще надо было найти, где их взять у нищего военного ведомства?

Тогда наверно и пришла «остроумная» идея списать ущерб от реорганизации на счет противоправной деятельности самой «Пивдень-Ольвии». Так, а не иначе следует рассматривать дальнейшую активную деятельность военной прокуратуры, которая стала лепить из руководителей предприятия отъявленных преступников. Дошло до того, что прокуратура Николаевского гарнизона в нарушении всех правовых норм изъяла всю бухгалтерскую документацию предприятия, не оставив даже копий, однако ничего криминального не обнаружила - все доходы и расходы были налицо.

Органы  правопорядка на этом не останавливаются, проводят незаконные обыски работников,  прослушивания телефонных разговоров Николая Сиринка. Несмотря на то, что за 2 года прошло 20 проверок различных контролирующих органов, от КРУ до СБУ, и ни одна не подвергла сомнению списание, непригодных для эксплуатации зданий  руководство Пивдень-Ольвии обвиняют в превышении полномочий. Возбуждается уголовное дело о преступной продаже 12 фундаментов списанных зданий, что принесло ущерб в 57 тысяч гривень, людей, которые стремились реанимировать жизнь в военных городках стремятся обвинить в их разграблении и нанесении ущерба государству в 28 миллионов гривень.

На хозяйственном  суде военный прокурор Николаевского  гарнизона объяснил неправомерность  продажи фундаментов тем, что  они являются военным имуществом и были проданы без согласования с Минобороны. При этом он сослался на клятвенное заверение начальника КЭЧ Николаева. Мнение этого должностного лица нужно уважать, но лишь в том случае, если оно подтверждено настоящими, не фальшивыми документами. До фальшивых тот не додумался, а настоящих у него не было и не могло быть. Иначе он бы не предоставил через месяц справку,  в которой говорится прямо противоположное, а именно то, что то же самое имущество, о котором шла речь на суде не находится на учете КЭЧ, чем, как говорится, высек сам себя.

На самом  деле, как бы не хотелось военному прокурору  доказать обратное, но факт остается фактом, что военное имущество двух военных  городков еще в 2003 году стало гражданским, когда его передали госпредприятию «Пивдень-Ольвия»на правах полного хозяйственного ведения для пополнения уставного фонда предприятия. Произошло все на законных основаниях, согласно Постановлению Кабмина «Об утверждении порядка изымания и передачи военного имущества ВС Украины». От имущества, принадлежащего Минобороны, как органа управления военным имуществом остались лишь мебель и компьютерная техника и все, остальным имуществом могло распоряжаться госпредприятие. При ликвидации Национального координационного центра его переподчинили Минобороны, но имущество не передавали, вот и весь секрет, почему начальник КЭЧ «вдруг обнаружил», что не мог показать, что оно находится в его ведении.

В подтверждение  этого факта, на предприятие пришла справка, в которой черным по белому сказано, что его имущество вошло  в единый реестр объектов государственной собственности Фонда госимущества Украины. «Идентифицировать эти объекты, как бывшие военные городки нет возможности по той  причине, что они являются уже не военными городками, а производственными участками №106 поселка Калиновка и №107 поселка Луч госпредприятия «Пивдень-Ольвия». Несмотря на это судья наложил арест на эти основные средства и вынес постановление, что они передаются ГП «Укрконверсбуд».

Не только имущество стало гражданским. Люди, в нем работающие давно сняли погоны и отвыкли от военных мундиров, но почему-то следствие ведет военная прокуратура, предписания по проведению проверок выносит военный суд. Правомерно ли это? Нет и свидетельством тому, что иск в свою защиту, который Сиринек с его товарищами направил в военный суд Южного военного округа не был принят. 

- Вы  люди не военные, а поэтому  мы перешлем ваше дело в  гражданский суд, - ответили  им. Другое  дело, что наша Фемида, что дышло  и достаточно было ходатайства  представителя военной  прокуратуры  в Приморский районный суд Одессы, как оно вновь вернулось под надзор николаевского военного прокурора. До сих пор Сиринек не может получить копию постановления приморского суда из-за «отсутствия технической возможности». Так судебная власть грубо нарушает нормы Гражданского кодекса и ее за это никто не может даже поругать. Похоже, она настолько возвысилась, что стала выше украинских законов.

Конверсия- миф или реальность?

 

Уголовное преследование может смутить, кого угодно, вызвать массу переживаний  и обострить болезни. Не миновали эти напасти и Николая Сиринка, но настоящий военный даже без погон остается в строю, не теряет мужской чести и достоинства. Какой предприниматель, живя в Днепропетровске, согласится долго жить и работать в отрыве от семьи за тридевять земель в Николаевской области? На это способны лишь те, у кого есть военная косточка, те, кому не привыкать к дальним и длительным командировкам. Это еще один довод к тому, что рано сбрасывать со счетов людей, которые всю жизнь отдали армии, кому не безразлична судьба бывших военных гарнизонов, именно они должны стать опорой конверсии.

Однако  вернемся в сегодняшний день и  спросим у Николая Сиринка, почему он не отказался от конверсионной  идеи, зачем ему понадобились фундаменты бань, гаражей, КПП никому не нужных разграбленных военных городков, которые не стоят ломаного гроша.

- Не  скажите, это ценности, если конечно  ими правильно распорядиться, - ответил  он.- В отличие от других  конверсионных  предприятий мы не разрушали  фундаменты, они хорошо сохранились, некоторые достигают глубины в 5 метров и на них можно строить даже многоэтажные жилые дома, с удешевлением строительства на 20%. На них могли бы вырасти теплицы, свинарники и другие сооружения, нами давно подготовлены бизнес-проекты. Среди бывших военнослужащих нашлось 20 человек, готовых стать инвесторами, именно им ГП «Пивдень-Ольвия» и продало фундаменты. Имеются законные основания для того, чтобы признать их полноправными собственниками. Исходя из имеющейся практики Высшего Хозяйственного суда, за фундаментами следует признавать статус объекта незавершенного строительства. В таком случае происходит не строительство, а реконструкция здания, приобретается право собственности, как на здания, так и на землю.

 По  такой системе мы планировали  проводить конверсию и остальных военных городков. В начале двухтысячных годов правительство поддержало нас, но видно много воды утекло с того времени. Нам осталось только легитимизировать право собственности решением местной власти, но она встала на дыбы, потребовала выкапывать фундаменты и убираться восвояси.

 В  немалой степени на органы  власти повлияла позиция Минобороны  и военной прокуратуры. Наших  инвесторов вызывают в  прокуратуру,  им угрожают, их запугивают, требуют  вернуть договора о покупке  фундаментов. Цель очевидна: изъять договоры, порвать их на глазах людей, а потом, попробуй, докажи, что ты покупал, что ты собственник. Ранее, пользуясь постановлением Военного суда, сотрудники военной прокуратуры нагрянули в районную администрацию и конфисковали оригинал документа о прекращении землепользования военного городка Министерством обороны. Нет документов, значит, земля и строения остались за военным ведомством, такова их логика.

В жалобах  Президенту и премьер-министру, в  письме, адресованного СНБО мы сравниваем такие незаконные действия с репрессиями 1937 года. Какова же реакция? Людей, подписавших обращения, как в сталинские времена подвергают преследованию, а Генеральная прокуратура молча отсылает их во всю ту же Николаевскую военную прокуратуру, на которую нельзя найти управы.

В итоге, едва ожившие военные городки, лишенные хозяев и охраны вновь подвергаются разграблению местных жителей. Экологически чистая земля, на которой выращивали овощи, вновь зарастает сорняками, построенную гелиотеплицу разобрали, на ее месте бегают волки. В скважины брошенных насосных станций того и гляди могут попасть дети и вполне может произойти трагедия. Вообщем, складывается заурядная картина запустения и разрушения, которую можно увидеть во многих военных городках Украины. Кто же понесет ответственность за то, что у людей отняли работу и даже не собираются выплачивать честно заработанные деньги, за то, что николаевцы так и не смогут пить чистую воду, кушать экологически чистые овощи, за то, что развращают население, приучают разворовывать то, что плохо лежит и уже никем не охраняется?

Есть  у нас законы и указы Президента, постановления правительства о  помощи в развитии предпринимательства  среди бывших военнослужащих, о поддержке  тех, кто занимается производством, производит сельскохозяйственную продукцию. Нет только одного указа: не мешать работать людям, приносить пользу себе и своему государству. Страна заждалась в нем! 

 

У нового Минобороны –  старые планы,

а у Сиринка новое  место обитания –  камера

 
В 2009 году тогдашнее руководство страны пришло к согласию, что надо продавать избыточные военные объекты, чтобы спасти армию от полного разорения. Спору нет, давно пора Минобороны избавиться от лишнего военного имущества, и приходится лишь диву даваться от того, что на его содержание тратится 25-30% средств, выделенны


Ключевые теги: Демобилизованная, конверсия»

Источник: http://www.rtkorr.com/news/2011/02/02/212907.new

 
Поделиться В Моем Мире
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

{related-news}

Добавление комментария



Чаще всего читают:

Опрос на сайте
Станет-ли Украина членом Таможенного Союза

Нет, никогда
Будет много разговоров, и только
Да, но не скоро
Да. если выберут Януковича
Станет и очень скоро

Облако тегов
Архив новостей
Октябрь 2013 (2)
Июль 2013 (1)
Июнь 2013 (4)
Май 2013 (4)
Апрель 2013 (4)
Сентябрь 2012 (5)

 

Все новости | Новости Азербайджана | Новости Армении | Новости Беларуси | Новости Грузии | Новости Казахстана | Новости Киргизии | Новости Молдовы | Новости Латвии | Новости Литвы | Новости России | Новости Таджикистана | Новости Туркмении | Новости Украины | Новости Узбекистана | Новости Эстонии | Новости Абхазии | Новости Ю.Осетии | Актуальные новости | О проекте | Реклама | Ваше мнение? | Контакты | Колонка редактора | Наиболее читаемое | Карта сайта

Copyright © 2010: При цитировании материалов
активная гиперссылка на WWW.DELA.SU обязательна.
ДЕЛА.SU: мир русского языка
в ближнем и дальнем зарубежье